12:50 

История Илиора

Золотая Тварь
Внезапно обнаружила что эта история висит только в соо. Пусть и тут повисит теперь ))


Эта ночь была, как будто создана для романтики. Свет звезд и луны, преломляемый мифалом, озарял город мягким серебристым сиянием. Легкий ветерок шелестел в ветвях огромного дерева-дома. Аромат ночных цветов и трель соловья довершали картину.
Молодая эльфийка подняла голову и посмотрела в лицо высокому офицеру Ак’Вилара, державшему ее руки в своих.
- Иридаэ, нежный мой цветок, я люблю тебя. – Его серебряные глаза отражали свет звезд. Эльф смотрел на нее с нежностью, от которой ее сердце забилось сильнее. – Скоро праздник середины лета. Клянусь Селдарин, я хочу провести его с тобой.
- Илиор, как ты нетерпелив, – рассмеялась она. – Но я не могу не чтить великий дар Ханали. Я с радостью проведу этот день с тобой.
Иридаэ приподнялась на цыпочки и поцеловала офицера в смуглую щеку.
- Проводи меня домой.
Илиор кивнул, предлагая девушке руку.

В тишине раздались быстрые шаги. Лунный эльф в одеждах мага стремительной походкой приближался к дому, и едва не столкнулся с выходящей из боковой аллеи парой. Он остановился и с поклоном извинился перед парой Золотых эльфов. Илиор кивнул, принимая извинения и одновременно отпуская мага.
Но Иридаэ не слышала диалога, она прижалась к своему другу и в ужасе смотрела вслед уходящему эльфу. Магия амулета, святого символа ее богини, предупредила ее о присутствии чар, наложенных злыми богами.
- Кто это? – спросила она.
- Это помощник советника Лорда-Спикера Иллитрана.
Злое колдовство в самом сердце города? В доме ее друга. Знает ли он? Знает ли Лорд Иллитран, что помощник его советника носит на себе злое колдовство? Она долго не могла прийти в себя и только кивала с улыбкой на любезности молодого эльфа.
Они поднялись в воздух, магия мифала давала всем эльфам возможность полета, и направились в сторону ее дома.
- Нет, проводи меня лучше в храм. Мне нужно испросить совета у моей богини и обдумать то, что я сегодня узнала.
- Хорошо, милая. Пусть Леди Золотое Сердце расскажет тебе, что мои чувства искренни и дарует тебе ответную любовь.
- Чистой воды и легкого смеха, Илиор.
- Чистой воды и легкого смеха, Иридаэ.

Она прошла по дорожкам храмового сада, мимо лужаек с мягкой травой, приглашающей прилечь и отдохнуть, мимо тайных уголков, зовущих уединиться с возлюбленным, мимо фонтанов, чье журчание обещало скрыть тихий шепот клятв. У подножия статуи Ханали Селанил – богини красоты и любви она присела на траву и погрузилась в медитацию. Она не сомневалась в любви Илиора Старима, не об этом хотела она испросить совета. Принимать и дарить любовь было естественно для священниц богини любви. Она не знала, что делать с новым знанием, отрытым ей амулетом. Немыслимо рассказать об этом ее гордому другу. Она не посмеет оскорбить или расстроить его подозрением. Лучший вариант – посоветоваться с более мудрыми. Иридаэ поспешила в покои настоятельницы.
- Госпожа Огненная Страсть, можно мне поговорить с вами?
- Проходи Голубка.
Комнаты высшей священницы были открыты солнцу и ветру, множество прекрасных вещиц стояло на полках – собирать и хранить красоту было одной из обязанностей культа Ханали.
Иридаэ села у ног настоятельницы и рассказала обо всем. О своей симпатии к молодому Стариму, о его любви и о странной встрече ночью.
- Это серьезное обвинение девочка, - нахмурилась старшая жрица. – Я знаю, кому можно передать расследование этого дела. А ты пока держись подальше от этого дома. Твой возлюбленный, возможно, ничего не знает, но стоит проявить осторожность. До праздника середины лета, думаю, все уже выяснится.
Молодая эльфийка поблагодарила наставницу и полетела домой.

Прошло несколько дней. Дважды заходил Илиор, но Иридаэ отказывалась принимать гостей. Миновал день новолуния - фестиваль божественных даров Латеу’Куор. Скоро праздник середины лета. Новый четырехгодичный цикл, аэлоулаэв – когда встречаются миры, начался в прошлом году. В этот год не будет Киннаэлос’Кор, Дня Мира и Спокойствия во имя Кореллона.
Иридаэ погрузилась в ревери – то особое состояние грёзы, которое заменяло эльфам сон остальных рас. В грёзах души эльфов могли коснуться Арвандора и вернуться обратно, пообщаться с близкими, или пережить заново какие-то события своей жизни. Молодая жрица вспоминала и вновь переживала прошлогодний праздник, где она впервые встретила молодого офицера Ак’Вилара. Все эльфы почитают Кореллона Ларетиена, отца и защитника эльфов, даже те, кто служит другим богам, как друзья семьи почитают главу рода. Илиор отдавался вере всей душой, с детской непосредственностью, которую, повзрослев, сохраняли далеко не все эльфы. Они повстречались в кругу танцующих. Молодой эльф привлек ее внимание легкостью и изяществом движений, выдававших его особенный воинский стиль. Красота танца очень ценилась последователями Ханали Селанил, богини любви, красоты и изящных искусств.
Иридаэ со вздохом вынырнула из грёзы. Как же долго нет вестей от настоятельницы. Может быть им нужна помощь? Она могла бы узнать что-то еще тогда дело пойдет быстрее. Сегодня ее друг должен заступать на дежурство и у нее не будет возможности увидеться с ним. Может оно и к лучшему.
Усадьба Старимов - огромное дерево-дом, маленький флигель на другом дереве и несколько больших построек на земле были окружены декоративным забором и магическим щитами. Иридаэ несколько раз облетела ее вокруг, потом обошла пешком по земле, прислушиваясь к своему амулету. Святой символ молчал, а вот охрана начала поглядывать в ее сторону. Девушка поняла, что ведет себя странно. Она увидела в саду пожилую лунную эльфийку и вошла в ворота.
- Доброго дня, этриэлле, - поздоровалась девушка, используя обращение к благородным дамам. – Я Иридаэ Халадар, я ищу Илиора.
- Доброго дня, этриель, я – Эсмеральда Старим, Илиор мой внучатый племянник. Он сегодня несет вахту в Замке Кормантор и вернется на закате.
Иридаэ внутренне охнула, бабушка Илиора, оказалась архимагом дома Старим, и матерью известного всему городу блэйдсингера, Спелл-Майора Джосидии Старима. Обменявшись еще несколькими фразами, Иридаэ вежливо попрощалась и, поклонившись, быстро ушла.
Пожилая архимаг с улыбкой смотрела ей вслед. Жрицы Ханали Селанил отличались особой красотой. Иридаэ была невысокой и хрупкой, легкой и тонкой как падающий лист. И насквозь золотой – светло-золотистая кожа, волосы, ниспадающие золотыми волнами почти до пят, жрицы Ханали никогда не прятали красоту волос в прическу. Одежда девушки была из легких белых тканей с красным поясом в честь скорого дня середины лета. Маленькое золотое сердечко – знак ее принадлежности к служителям богини любви, совершенно терялось среди обилия украшений.
Эсмеральда кивнула своим мыслям. Адепты Ханали редко связывали себя узами брака, но если от этого союза родятся дети, они будут прекрасны. Она вздохнула. Жаль ее сыну не случилось познать этой радости.
Двести лет назад Джосидия попросил руки принцессы, дочери коронала, и чтоб доказать, что он достоин этого союза, пообещал найти давно утраченный Меч Командующего. Он вернулся через двести лет с другим мечом, Мечом Искусства. Но того, ради чего он совершил подвиг, уже не было. Коронал ушел в Арвандор, а принцесса Араваэ, его наследница, была убита неизвестными в самом дворце. И Джосидия, приняв пост Спелл-Майора, полностью отдался служению городу. Она снова вздохнула. Пускай внук найдет свое счастье…
Вечером за трапезой Илиор казался мрачным. Эсмеральда после ужина подошла к нему.
- Илиор, все ли в порядке с тобой?
- Да, тетя. – Его лицо осталось напряженным.
- Сегодня к нам заходила молодая леди Халадар. Она искала тебя.
- Что? Иридаэ была здесь? Она избегает меня уже неделю. Я же говорил ей, что сегодня дежурю в замке. Неужели она забыла? – он сердито повысил голос.
- Она выглядела встревоженной…
- О, Селдарин, только бы ничего не случилось! – он выскочил из зала, оттолкнув слугу, собиравшего посуду.
Слуга проводил его цепким взглядом.
Пожилая магичка покачала головой. Мальчик такой вспыльчивый.
Илиор пробежал по коридору и выскочил в ближайшее окно, взлетая над домом и направляясь в Длабраддат, район, где жила его любимая.

Иридаэ вышла из храма. Улицы города не пустели и в сумерках. Волшебные огни освещали дома, площади и подвесные дорожки между деревьями. В сквере под развесистым буком к ней подошли два лунных эльфа и попросили благословения. Она подняла руки в молитве. Один из эльфов заслонил ее и своего товарища плащом, обеспечивая уединение. Благословение еще не успело слететь с губ жрицы, когда она почувствовала острую боль в боку и потеряла сознание. Третий эльф, во время удара появившийся из тени помог второму быстро запихнуть безжизненное тело в волшебную сумку и снова растворился в сумерках. Первый запахнул свой плащ и ушел, а эльф с волшебным мешком улетел в другую сторону. В цветущем благополучном городе никто не мог себе представить, что на глазах у всех наемные убийцы совершили свою работу.
Душа Иридаэ не могла понять куда идти. Зов Арвандора был сладок, но осознание опасности грозящей ее любимому, да, любимому, она четко понимала это теперь, но, увы, слишком поздно, не давало покоя. Она как в тумане видела свое тело, вытащенное из мешка, слышала разговор двух эльфов. Один из них, маг, она узнала его – помощник советника, снял с ее шеи амулет – золотое сердечко, и спрятал в рукаве. Ее тело отнесли в лес и там закопали. Вот и доказательство, скорбно подумала она.
Душа Иридаэ посмотрела вслед магу. Он перенесся в другое место, где лес редел и на поляне виднелась небольшая усадьба. Арвандор манил, сквозь дымку сияла любящая улыбка Ханали… Я не могу уйти не попрощавшись, подумала Иридаэ.

Той ночью Илиор погрузился в неспокойное ревери. Он переживал последнее свидание с любимой, но внезапно воспоминания изменились. Расставаясь, Иридаэ вместо традиционного пожелания свежей воды и легкого смеха сказала:
- Прощай, Илиор, любимый. Нам не суждено быть вместе. Моя душа скорбит об этом, а тело мое лежит в лесу на маленькой поляне возле старого оврага, заросшего папоротником…
Илиор вскочил с ложа. Всеблагие Селдарин! Он не нашел Иридаэ ни дома, ни в храме, но он не мог допустить и мысли, что с ней могла произойти трагедия.
Офицер быстро собрался и вышел из усадьбы в поисках помощи. Ему повезло, его друг, рейнджер, оказался дома и согласился отправиться с ним на поиски. Они вышли из города еще затемно. По его описанию, следопыт, отлично знавший местные леса, смог примерно определить район, но все равно поиски заняли некоторое время.
Весь день Илиор был мрачен и неразговорчив. Он извинился перед другом, но тот лишь понимающе махнул рукой – что уж там, и так все ясно.
К вечеру они, наконец, нашли подходящую под описание поляну. Следопыт сделал знак остановиться и начал разведку. Довольно скоро в кустах он обнаружил снятый и уложенный на место дерн, а под ним, в неглубокой яме, то, чего Илиор боялся увидеть больше всего – мертвое тело молодой золотой эльфийки.
Старим подошел, осторожно достал тело из ямы и положил на землю. Без единого слова, с каменным лицом он медленно отряхнул ее одежду от налипшей земли, поправил растрепавшиеся волосы, нежно отер испачканное лицо. Рейнджер отошел, позволяя другу остаться наедине со своим горем.
Илиор все так же молча сидел, гладя любимую по волосам. Потом глаза его сузились, и лицо стало жестким. Он встал.
- Я должен отнести ее в город.
Он достал из сумки клочок медвежьей шкуры и, вырвав несколько волосков, начал заклинание. Ощутив прилив силы, файтер-маг осторожно поднял на руки девушку и прижал к груди. Ее голова безжизненно упала на его плечо, а длинные волосы рассыпались, едва не касаясь земли.
- Я перенесусь к воротам города.
Второй эльф кивнул:
- Лети. Я осмотрю тут все внимательно, соберу улики и приведу это место в порядок.
Старим произнес слово, активирующее магию кольца и в тот же миг уже стоял у границы мифала.

Эльфы дома Халадар жили на большом дереве. Илиор со своей ужасной ношей подлетел к их дверям в сумерках. Дева в его руках, казалось, спала. Вокруг них засуетились слуги, но Старим не хотел расставаться с любимой. К нему вышел пожилой эльф – Джонас Халадар, наследник дома. Молодого офицера проводили в залу и он положил тело Иридаэ на ложе. Со всех сторон раздавались вопросы, кто-то заплакал. Илиор не мог рассказать никаких подробностей, кроме того, что Иридаэ явилась ему в Грёзе и показала место, где лежит ее тело. В зал вошла старейшина, леди Ирлисса, священница Сеханин Лунный Лук.
Илиор упал перед ней на колени.
- Госпожа, верните Иридаэ! Вы священница, вы можете!
Она покачала головой.
- Нет, это не в моих силах.
Илиор бросился к ложу и разрыдался.
На шум из внутренних покоев вышел старый золотой эльф, сам Лорд-спикер Вилим, патриарх дома.
- Что тут происходит, - тихим голосом осведомился он.
Эльфы наперебой пытались рассказывать.
Патриарх поморщился от шума. Жестом и парой слов он выгнал из зала слуг и младших родственников. В наступившей тишине его сын рассказал о случившемся. Илиор обернулся на голос, в его глазах загорелась искра надежды.
- Господин, прикажите позвать жрецов! Пусть они вернут Иридаэ! Она так молода, что бы умирать, у нее впереди было много веков. Она была бы счастлива со мной!
Лорд-спикер молчал.
- Умоляю вас! Пошлите за жрецами. Она умерла от руки убийцы. Вернувшись, она сможет рассказать, кто нанес такое оскорбление вашему Дому. Я знаю, эта магия стоит дорого, я заплачу.
Патриарх принял решение.
- Нет нужды звать жрецов. Мы можем справиться сами. Сын, принеси из моего кабинета перламутровую шкатулку.
Лорд Вилим отпер шкатулку, прошептав слово, достал из нее свиток и отдал священнице.
Та покачала головой, но свиток приняла и подошла к ложу. Развернув свиток, она начала читать. Илиор затаил дыхание, молясь про себя Кореллону.
Отзвучали последние слова, но ничего не произошло. Илиор вскрикнул.
- Как же так?!
- Она не может вернуться, - устало произнесла старейшина.
- Но почему?
- Арвандор принял ее.
- Боги не отпускают ее ко мне! Надо отнести ее в храм, пусть Ханали увидит, что стало с ее жрицей. Пусть увидит, как я люблю Иридаэ и вернет ее к жизни!
Патриарх махнул рукой, разрешая.
Вновь пригласили слуг, и печальная процессия отправилась в храм. Их встретила настоятельница. Ее лицо помрачнело. Илиор и родители погибшей девушки подошли к ней.
- Призовите душу Иридаэ, попросите ее вернуться. Попросите ее рассказать, что случилось. Убийцы не пойманы, они угрожают безопасности города и его жителей.
Настоятельница кивнула.
- В особенных случаях боги разрешают тревожить покой умерших, если это поможет живым. Я призову ее дух и задам вопросы.
Жрица велела положить тело у подножия статуи богини и начала ритуал. Над телом девушки из воздуха соткался призрак. Полупрозрачное лицо светилось нездешним светом и казалось еще прекраснее, чем в жизни.
Настоятельница вышла вперед.
- Иридаэ Халадар, Голубка, расскажи подробно про свою смерть.
Девушка грустно вздохнула и рассказала, что ее убили три лунных эльфа на улице недалеко от храма, положили в бездонный мешок и отнесли в лес.
- Ты узнала кого-то из убийц или их помощников? Назови их имена.
- Нет, убийцы мне не знакомы, но потом пришел маг и забрал с моего тела мой святой символ. Его я узнала. Я не знаю его имени, но видела его в доме Старим. Это помощник советника Лорда-спикера.
Все ахнули и посмотрели на Илиора. Тот закрыл лицо руками.
- В моем доме! Подлые убийцы! Я призову их к ответу!
- Тихо! – Повелительно сказала высшая жрица. – Я еще не закончила с вопросами. Продолжай, девочка.
- Он перенесся оттуда к маленькой усадьбе. Я последовала за ним, но натолкнулась на преграду. – Она описала усадьбу.
Илиор застонал.
- Это владение нашего дома…
Жрица продолжала расспросы.
- Иридаэ, ты знаешь или догадываешься, что привело тебя к гибели?
- Да, госпожа Пылкая Страсть.
Иридаэ рассказала о своих подозрениях, о знании, открытом ей амулетом, о своем наблюдении за усадьбой Старимов.
Жрица кивала, слушая девушку.
- Я подтверждаю это, - сказала она. – Иридаэ незадолго до гибели обращалась ко мне за советом.
- И вы ничего не сделали!
- Я просила ее держаться подальше от этого дома и передала ее сомнения арматорам. Такое обвинение следует рассмотреть внимательно.
- Лорд-спикер Иллитран Старим на глазах у всех обнажил свой Лунный Клинок пред короналом. Он не может быть изменником, - молодой офицер заступился за главу своего рода. – Он наверняка не знает о том, что пригрел на своей груди змею. Я поеду в усадьбу и арестую всех.
Илиор протянул руку к призраку.
- Иридаэ, любимая, вернись ко мне! Призываю в свидетели всех богов, что я не оставлю убийц без наказания. Пусть даже они будут из моего рода! Вернись!
Девушка грустно улыбнулась.
- Прости, любимый. Я не могу возвратиться. Зов Арвандора силен, Ханали приняла меня в свою свиту. Да пребудет с тобой сила Кореллона, красота Ханали и радость Аэрдре.
Она растворилась в воздухе.
Рука молодого эльфа осталось пуста.
- Что толку мне в благодатях, которые даруют Селдарин, если они забрали тебя у меня! Где справедливость в этом мире, если они не защитили свою жрицу?! Ее нет!
Илиор выбежал из храма.

Он забежал домой, собрал необходимое для путешествия, облачился в доспехи, взял оружие, свою книгу заклинаний и несколько полезных магических вещей. Молча вышел и направился в казармы своей роты. Часть эльфов несла службу в патрулях, часть отдыхала, и один взвод находился в резерве, на всякий случай. Илиор вкратце объяснил ситуацию и повел своих бойцов к общественным Вратам в Семберхолм.
У ворот он поднял руку ладонью вперед, демонстрируя татуировку – четыре черных круга, обозначающую его принадлежность к офицерам Ак’Вилар и ранг.
- У меня миссия. Со мной отряд, - было видно, что он спешит.
- Хорошо, никерим, - поклонился страж. – Проходите.
Эльфы один за другим прошли в портал.
Семберхолм был традиционно эльфийским городом – городом на деревьях. Кроме белой башни храма Кореллона тут было очень мало наземных построек. На земле жили в основном очень старые эльфы, пришедшие сюда, готовясь к мистическому путешествию в Арвандор. В гармонии с природой они настраивали свои души к этому важному шагу. А так же семьи с новорожденными и совсем маленькими детьми, которые не могли еще жить на деревьях. Семьи, ожидавшие пополнения, специально переезжали в Семберхолм. Илиор, как и большинство эльфов, сам родился тут.
До десяти лет эльфы обычно обучались дома, но в Семберхолме чаще всего малыши собирались в стайки, слушая умудренных веками старейшин, Постигая эльфийскую историю и обычаи, учились читать и писать, узнавали о мире вокруг и его влиянии на Кормантир. С 10 до 60 лет эльфы считались детьми, в этом возрасте они были особенно восприимчивы к знаниям, поэтому особое внимание уделялось образованию. В зависимости от возраста эльфы учились у разных мастеров владению мечом и стрельбе из лука, творчеству и обществознанию. С годами учителя поощряли молодых эльфов развивать свои таланты и избирать профессию. И, хотя в других поселениях были свои школы, Семберхолм считался главным центром учебы для юных эльфов. Многие семьи посылали сюда своих детей в две самых известных школы - боевых и магических искусств.
На выходе из портала отряд окружила небольшая группа эльфов. Лунные Тени – элита воинов Кормантира – защитники и хранители города. Илиор поздоровался со старшим группы, лунным эльфом из дома Улондарр, он узнал своего товарища по школе.
- К сожалению, я пришел по делу, - извинился он. – У меня миссия к востоку от города в полутора днях пути. Надо спешить.
- Хорошо, - отозвался лунный эльф. – Мы принесем вам припасы. Свежей воды и легкого смеха!

Отряд заночевал за рекой, переправившись по натянутым веревкам. Илиор освежил в памяти свои заклинания, готовясь к штурму усадьбы. Он думал о несправедливости богов и превратностях судьбы. Еще несколько дней назад он был счастлив со своей любимой, честно исполнял свой долг перед городом и не ведал, что в его собственном доме притаились враги. Он корил себя за невнимательность и был готов сравнять с землей логово убийц. Он не сомневался, что поступает верно. Его грезы были неспокойны. Он вспоминал учебу в академии, тренировки и готовил себя к бою.
К середине дня отряд вышел к поляне. Илиор отправил три боевые группы патрулировать окрестности, а сам с остальными эльфами направился к дому.
В доме мало что изменилось с тех пор, как он был тут последний раз, еще во время обучения в Семберхолме. Солдаты проверяли комнаты, но дом казался заброшенным – не было видно слуг, пыль покрывала стол в обеденной зале. Вход в башню был заперт и заклят, Илиор не смог туда войти.
Неужели он опоздал?
Как вообще такое могло случиться? В усадьбе жил один из семейных баэлнорнов, и молодой Старим решил пойти к нему и расспросить, что тут было. Кивнув следопытам идти с ним, и остальным держаться рядом, он направился в катакомбы.
Одни из следопытов поднял руку.
- Стойте, никерим, тут ловушка.
- Как? Откуда?
- Подождите, мы обезвредим.
Илиор кивнул. Он понял, где спрятались предатели. Подземелья под усадьбой были обширны и кое-где соединялись с пещерами. Монстры, населявшие их, были естественной охраной сокровищницы. Разумеется, были и другие охранники.
Священник Корелона, лейтенант этого взвода, отозвал старшего офицера в сторону.
- Я чувствую присутствие зла. Эманации исходят снизу из-за этой двери.
- Построиться в боевой порядок, - отдал приказ командир. – Отоприте дверь. Я пойду первым. Это мой дом.
Илиор ативировал защитную магию, которая всегда сопровождала его в бою, и вошел в коридор.
Его уже ждали.
- С дороги, именем Ак-Вилара, армии миф Драннора!
Вперед вышел высокий эльф с эмблемой Стражей Дома на котте.
- Нет. Эта усадьба принадлежит благородной семье Старим. Я капитан стражи и отвечаю за охрану дома. По закону у армии здесь нет власти.
Илиор достал и показал амулет с гербом семьи.
- Тогда ты пропустишь меня как наследника Дома Старим.
- Боюсь, что полученные мной приказы этому противоречат. – Капитан стражи усмехнулся, достал оружие и бросился в атаку.
Начался бой. Из глубины коридора вышли другие стражи дома. За спиной Илиора встали его солдаты. И те и другие молча наблюдали за поединком.
Кривые мечи против длинных прямых, ловкость против силы, мастерство против мастерства. Танец со смертью…
Победитель, тяжело дыша, отряхнул кровь с мечей и убрал их в ножны, обращаясь к противникам.
- Ваш предводитель повержен. Сдавайтесь.
Стража дома поклонилась наследнику и расступилась.
- Ведите в караулку, - приказал стражникам Илиор. – Будете там под арестом, пока мой отряд не осмотрит катакомбы.
Караульное помещение располагалось в комнате без дверей. Стол и стулья, стойка с оружием. Как везде. Солдаты забрали оружие и связали пленников. Старим начал допрос.
- Что здесь происходит?
- Мы подчинялись капитану стражи, а он получал приказания от хозяев дома.
Внезапно послышалось бормотание, и посередине коридора появился маг. Заканчивая заклинание, он указал на Илиора и окружавших его эльфов.
- Умрите, предатели! – из пальцев мага вылетел шарик огня.
Часть эльфов бросилась врассыпную, кто-то попытался укрыться, Илиор положил руку на рукоять скимитара. Огненный взрыв окутал комнату. Среди криков раненых и стонов умирающих эльфов, Илиор рванулся к магу, выхватывая меч. Но коварный маг исчез так же неожиданно, как и появился.
- Проклятие! – Старим узнал волшебника. Это на него они едва не натолкнулись гуляя по саду с милой Иридаэ. – Ты не уйдешь, негодяй!
Он оглядел свой отряд. Несколько эльфов было ранено. Стражники, будучи связанными, не смогли избежать взрыва, так же как и двое эльфов охранявших их. Самого Илиора спасло волшебство его меча. Священник прочитал исцеляющие молитвы и вскоре отряд был готов продолжить путь.
Коридоры ветвились, сменяясь комнатами. Эльфы вышли в большой зал со сводчатым потолком. В дальнем конце зала в свете факелов виднелось странное сооружение, похожее на алтарь. Зал был пуст.
Послышалось зловещее пение и то, что разведчики приняли за кучи костей, подчиняясь пению, восстало и, превратившись в группу модифицированных скелетов, атаковало эльфов. Странные порождения некромантии, казались неподвластны святому слову клирика. Из боковых проходов вышли фигуры в темных одеждах. Начался бой. Дисциплина и воинская выучка, помогали Илиору направлять своих солдат, находясь в центре схватки – среди звона оружия и хаоса заклинаний.
Постепенно сражение разделилось на отдельные стычки. Выжившие культисты разбегались по коридорам, в надежде затеряться в катакомбах, преследуемые солдатами Илиора. Сам он внезапно увидел, как в коридоре мелькнула мантия мага, и бросился за ним.
- Стой, предатель!
Эльф нагнал мага в круглой комнате. Тот стоял в центре нарисованной на полу пентаграммы. На поясе у него, среди сумок и мешочков с компонентами, висел золотой амулет в форме сердца. Глаза Илиора полыхнули гневом. Маг засмеялся.
- Я не дамся живым, и ты умрешь со мной! – Маг прокричал заклинание, и комната наполнилась огнем.
Не выпуская спасительной рукояти своего меча, Илиор подошел к дымящимся останкам мага, и наклонившись, сорвал с него амулет Ханали Селанил.
- Это не твое, - произнес он, сжимая золотое сердечко в ладони.
- Я вижу, сражение закончилось, - мягкий голос за спиной заставил Илиора обернуться. – Я прибыл с подкреплением, когда узнал что ситуация с нашим домом зашла так далеко.
- Спасибо, советник. – Илиор слегка поклонился доверенному лицу Лорда-Спикера. – Ваш помощник – он кивнул в сторону обугленного тела, - предатель. Он связался с культом злого бога. И повинен в смерти… - Илиор сглотнул подступившие к горлу слезы, - в смерти граждан Миф Драннора.
Советник покивал словам эльфа и отвернулся, доставая что-то из складок одежды.
Илиор посмотрел на зажатый в руке амулет, принадлежавший его невесте. Небольшая филигранная сфера ударила его в грудь. Слабый удар, однако, отбросил его к стене. Сфера распалась на множество цепей, которые опутывали эльфа и вгрызались в стену за его спиной. Илиор выронил меч и рванулся из западни. Советник с интересом наблюдал как молодой Старим бьется в цепях, тщетно пытаясь освободиться. Убедившись, что воин крепко прикован к стене, он подошел ближе и поднял упавший меч.
- Как хорошо, что я успел нейтрализовать всех предателей и заговорщиков, - усмехнулся он. – Я расскажу в совете об этом прискорбном факте. О том, что в усадьбе произошел ужасный бой моих солдат с силами зла, и все тут разрушено к моему великому сожалению. Да, о твоих людях я тоже позабочусь… А ты умрешь в одиночестве. Твое понимание лояльности меня не устраивает. Возможно, я еще вернусь, когда ты будешь давно мертв.
- Когда ты вернешься, я буду ждать тебя, мой враг! – с ненавистью выкрикнул Илиор. – Я не уйду в посмертие и найду тебя! Ты заплатишь за все!
Советник отмахнулся и вышел из комнаты, оставив молодого эльфа висеть в цепях, выкрикивая проклятия.
- Боги! Где ваша справедливость?! Если вы не можете защитить невинных и покарать злодеев. Я сделаю это сам!

@темы: Свое, Мой Фаэрун, Илиор Старим, Игры

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Золотая Тварь в золотых листьях

главная