22:39 

Большие гонки

Золотая Тварь
Почему-то по ссылке olesher.livejournal.com/500677.html#cutid1 не все видят текст, поэтому решила выложить к себе

КАТАЛКИ РУЛЯТ
5 октября, 2005
По многочисленным просьбам трудящихся дублирую историю:
«О том, как я участвовал в гонках на больничных каталках».
Кто не спрятался – я не виноват.

История это произошла, когда я учился в славном меде.
Оперативная хирургия.
Наша группа, единственная на потоке, попадает к Зверю. И этот человека начинает нас… м-м-м… раздраконивать. Каждую тему мы отрабатывали ему раз по девять. Причем, как это и положено в медицинских институтах в неурочное и удобное для преподавателя время.
Так вот.
Этот Зверь работал ВСЕГДА и удобное время у него было эдак часиков в девять вечера. И прежде чем ему ответить, следовало сходить на операцию, ввести курс антибиотикотерапии в зад очередного больного или попросту помыть полы. Естественно, что после всего проделанного никто и никогда не давал тебе гарантии, что ты сдашь тему.
Скорее всего, наоборот.
И вновь приходилось приезжать на следующий день, томиться в ожидании, когда же освободится эта падла, опять мыть полы, а потом идти на расстрел и… не сдавать.
Ибо учебники не катили. Вопросы он задавал из башки, и ответы на них (в большинстве своем) знали лишь оперирующие лет 10 хирурги, съевшие на гнойной хирургии… гангрену или отмороженные пальцы.
Бывали, конечно же, счастливчики, которые иногда пролетали (это значило, что Зверь устал и по забывчивости задал вопрос из учебного курса).
Положение на фронтах было тяжелым.
Группа плакала и хотела наложить на себя руки. Или взорвать проклятого Зверя вместе с его “Окой”.
Каждый вечер торчать в больнице, ожидая явление народу, было тяжко, а потому мы начинали извращаться сверх всякой меры. Ну, например, очень забавная игра – тотализатор – гонки на инвалидных креслах или на носилках-на-колесиках (на них после операций больных возили… в морг) по длинным плохо освещенным подвальным коридорам больницы.
Гонки проходили вечерами, когда подвальные коридоры соединяющие корпуса больницы были пусты. Ну, или почти пусты. Заезд на носилках-на-колесиках проходил следующим образом.

Чувак с секундомером и сотовым телефоном стоял в конце дистанции. А еще один чувак с телефоном в начале. Когда начинался старт, он орал в трубку, тому, что с секундомером, “отсчет!”. Стартовала первая тележка. После прохождения дистанции наступал черед второй. Выигрывал тот, кто быстрее доедет до финиша.
Ехали парами.
Это нечто вроде бобслея, когда один лежит брюхом на носилках и типа “рулит”, а второй разгоняется под горку (там такое было между двумя корпусами), а потом запрыгивает. И наш снаряд несется сквозь мрак хладных коридоров в светлое будушее.
Вот такие вот гонки.
В тот злополучный день, точнее вечер, точнее почти ночь, настроение у никак не умеющих получить себе зачет было фиговым. Был последний шанс сдать 8 тем, или же нас попросту не допускали до экзаменов закрывающих эту унылую и мерзкую сессию. Зверя не было. Делать, как вы понимаете, тоже было нечего. Решили устроить заезд. Как всегда на пиво. Черт меня дернул принять в этом участие. Я и Кац (подпольная кличка) стартовали вторыми.
- У них две минуты сорок пять секунд, - сказал по телефону “судья”, когда заезд кончился.
Хор-рошее время. Очень хор-рошее. Почти что рекорд. Нет, ездили и быстрее (это те, кто тяжел и быстр в разгоне), но редко. Нам надо было уложится в минуту сорок четыре, а я лично в такой временный промежуток ни разу не укладывался – минимум на что меня хватало это три и шесть. -- Пиво жалко.
- Прорвемся, - говорит Кац и чешет острый нос. – Ты рули, а я уж разгонюсь. Знаешь ведь, я умею.
Я знал. Кац и вправду умел разогнаться.
- А тормозить я своей башкой буду? – спрашиваю у него.
– Там через восемьдесят метров поворот под девяносто градусов.
- Не боись! – говорит Кац. – Я кой-чего придумал. Пойдем вплотную к стенке. Ты главное рули, а я в самый последний момент оттолкнулсь и мы пройдем эту шикану даже круче, чем Шумахер.
Моя ошибка была в том, что я поверил этому гаду! Он, конечно же, меня обманул. Стартовали мы даже быстрее, чем Шумахер. Да я ни в жисть так не летал. Наша таратайка, гремя, как гроб на колесиках, неслась в светлое будущее. Я держусь поближе к стенке, управлять практически невозможно, а Кац еще и ноги спустил и отталкивается от пола, гад! Скорость офигенная. Летим. До поворота 50 метров. 40. 30.
Темно как у негра где.
Две лампочки на весь коридор. И вот, когда до решающего поворота остается всего метров пять, а наша скорость приближается к скорости света, а Кац еще наддает и я понимаю, что если мы не завернем, то я просто влечу башкой в стену, из-за поворота появляется тень в белом халате. Я понимаю, что это кто-то из первой пары заезда.
И НЕ ДАЙ БОГ ОН ЕЩЕ И СО СВОИМ БОБСЛЕЕМ!
Усиленно вспоминаю телефоны ближайшего трампункта, магазина торгующего белой обовью и знакомого гробовщика.
Голос со страху теряется. Выдавливаю: - Уйди, ссссс-обака! Этот чудик вместо того, чтобы отскочить с пути летящего болида, замирает как заяц перед фарами несущегося на него “Камаза”. В последнюю секунду, при этом скудном освещении, вижу, что это СОВСЕМ НЕ ЧУВАК ИЗ ПЕРВОГО ЗАЕЗДА.
Это Зверь идущий из одного корпуса в другой и на беду попавший на трек наших гонок. Все. Пипец миру. За миллиардную долю до столкновения происходят две вещи. Кац отталкивается ногами от стены, и носилки таки входят в поворот. А Зверь, у которого в башке происходит короткое замыкание, взлетает высоко в воздух и падает к нам на носилки.
“Ну погоди!” Смотрели? Видели, как волк в метро на тазу ехал и Бегемота по дороге подхватил? Почти то же самое с той лишь разницой, что Зверь смел Каца с носилок.
Кац рухнул на пол, но тут же вскочил и с воплем: “Леха! Я с тобой!” Побежал догонять уносящийся к финишу боб. Зверь, порядком охреневший от таких ударов судьбы все же догадался спрыгнуть с агрегата и еще умудрился вмазать пинка пробегающему мимо Кацу. Я лично со страха ни хрена не соображал, понимал, что это конец, что мне никогда не стать врачом и что через час меня расстреляют, а затем сожгут в местном крематории. Кац таки догнал агрегат и разогнал его ЕЩЕ сильнее, запрыгнул ко мне, вопя благим голосом “Тикаем мля!”
В спину нам неслись отнюдь не вежливые матюги.
Впереди, не подозревая о привратностях проведения, нас ждала первая пара, и парень с секундомером. Вопли Каца привели их в смущение.
Глубокое.
Скорость, как я уже говорил, была бешенная. Тормозить было без толку. Мы попросту спрыгивали на ходу, преодолев финишную черту. Я порвал халат, Кац обил руки. Далее ожидающее нашего заезда поняли, ЧТО совсем недавно произошло, и мы дали такого деру…
Спустя пятнадцать минут мы оказались в кабинете Зверя. Таких бурь мой бриг еще ни разу не переживал. Слова из простого русского лексикона так и сыпались. Самое меньшее, кем мы были – так это врачами-убийцами и отморозками, которых как только земля носит. Он орал, грозил отчислением, брызгал слюной, потрясал кулаками. И это продолжалось очень… Очень долго. Затем успокоился. Зло посмотрел на нас и спросил:
- Так ездили или на приз?
- На приз, - уныло сказал Кац. – На пиво.
- Придурки! Дебилы! Кто же на пиво гоняет! На коньяк надо было!
Ошеломленное молчание переходящее в полное непонимание, когда Зверь сказал:
- Давайте зачетки, выродки.
Он постави нам зачет и закрыл все темы. А потом еще минут пять пытал о технике вождения тележки. Вы еще не догадались? Правда? Все дело в том, что не одни студенты гоняют ночью по коридорам больницы. Некоторые врачи, в том числе и Зверь, промышляли подобными гонками во время ночных дежурств. На спор. На коньяк. Вот такая вот история.
ЗЫ. А в стене от нашихнеостановившихся носилок была вмятина. Лично потом проверял.
ЗЫЫ. А заезд мы выиграли. Две и тридцать шесть. Вот такая вот история

@темы: (С)тырено, Бредни нашего городка, Чота ржу

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Золотая Тварь в золотых листьях

главная